воскресенье, 6 марта 2016 г.

Лори

– Обезьяна у нас жила. Хуже всех животных.
– Да ладно!
– ГОД! Причём, не просто обезьяна, а Толстый лори.
– Как же это вы? А что за порода?
– Это, знаешь, с такими глазами навыкате, такой шарик меховой с человеческими руками, которые из этого шарика вытягивались. У него такие глаза были! Такие, знаешь, что плакать хочется, несчастного какого-то существа.

А подходишь к нему, он – хам и откусывает голову, кого он там ел. Жуткий был зверь.
– Плотоядное?
– Какое! Огромная клетка стояла у нас в мастерской, Света беспрерывно кормила его. В перчатках.
Света:
– Да, перчатка была вся в дырочках, покусанная. Ещё он любил вытягивать одну лапу, её чесать надо было, потом вторую, третью, четвёртую. А потом, раз, и впивался. Его нельзя было достать из клетки, он цеплялся четырьмя лапами во все стороны клетки, комочек с тарелку, а руки длинные.
– И пальчики человеческие. Очень любил тараканов больших. Брал таракана этими пальчиками, несчастно так  глядел. И откусывал голову.
– Вы их покупали специально?
– Конечно! Света ему ещё бесконечно что-то стругала. Весь день.
– А как он к вам попал?
– А появился вот откуда. Был, помнишь, случай, когда самолёт Аэрофлота упал где-то по пути во Вьетнам. Это был самолёт, который вёз своих аэрофлотских стюардесс, наверное, лет двадцать назад, давно это было. И нашего знакомого – Серёгина соседка по дому была одной из этих погибших стюардесс. А она летала во Вьетнам, была дальнобойщица, и за несколько лет до этого привезла это существо. Её он признавал, сидел на груди, не кусал. Муж после смерти сказал, что не хочет его видеть. Ну, мы, раз уж чуть ли не выкидывают, его и взяли.
– А куда потом?
– Забрал муж. Сказал, что теперь хочет, чтобы о жене память была.

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Постоянные читатели